Самый главный богатырь. Как Сергей Столяров с «Мосфильмом» боролся


В 30-е годы актер Сергей Столяров стал звездой всесоюзного масштаба после фильма «Цирк», но оказался в опале после ссоры с Григорием Александровым и добрался до зрителя с помощью русских сказок.

Ташкент — город хлебный

По детству Сергея Столярова катком прокатилась вся причудливая российская история начала XX века. Он родился в 1911 году в деревне Беззубово Тульской губернии; точную дату рождения установили много позже, уже после смерти, когда обнаружили в архивах пропавшую метрику — 17 июля (или 4 июля по старому стилю). Семья была большая, пятеро детей; жили бедно, так что Столяров-старший согласился на предложение богатого соседа — пойти вместо того в армию, а взамен получить дом, лошадь и корову. Но счастья так и не случилось — отец погиб на фронте Первой мировой, а после революции всё «богатство» забрали по продразверстке. Мать с младшими осталась дома, а трое старших сыновей — в том числе и Сергей — отправились в Ташкент, про который тогда шел слух, что хлеба там полно.

До Ташкента они не добрались — один из братьев оказался у «зеленых» и погиб, другой, Роман, выжил неведомыми путями. Сергей в Курске заболел тифом, он попал в местную больницу, с трудом выкарабкался и оказался в детдоме; там действовал драмкружок, и мальчик «заболел» снова — актерской игрой. Правда, путь к мечте оказался извилистым — Столяров выучился в Москве на слесаря, работал на железной дороге и лишь в свободное время занимался в театральной студии. Потом всё же окончил актёрский факультет Театральной школы Пролеткульта, играл на сцене знаменитого МХАТа, а после призыва в армию оказался в армейском театре (будущий академический театр Советской армии). И вот в это время в его жизни случился «Цирк».

Кадр из фильма «Цирк» (1936)

Весь этот «Цирк»

Вернее, в жизни Сергея Столярова вообще случилось кино. После пары небольших ролей он снялся в патриотической драме Александра Довженко «Аэроград», сыграв сына главного героя. В этой картине его и приметил Григорий Александров, который искал актеров для своей новой работы — так что роль циркового режиссера Ивана Мартынова досталась Столярову без проб. В работе над «Цирком» были различные сложности; например, Александрову пришлось переснимать ряд сцен, на которых разница в возрасте между Столяровым и Любовью Орловой была слишком заметна.

Ирина Муравьева, Раиса Рязанова, Вера Алентова, «Москва слезам не верит», 1979 г.

Главное случилось после завершения фильма. Столяров, сыгравший одну из главных ролей, отказался идти на премьеру. В книге «Родовые сны» его сын, актер Кирилл Столяров, вспоминает, что такое решение он принял в знак солидарности с актерами, имён которых не оказалось на афише фильма — Павлом Массальским и Александром Комиссаровым. Александров обиделся; Столярова вычеркнули из всех наградных листов (Сталинскую премию за «Цирк» он не получил) и не взяли на Всемирную выставку в Париж, где лента удостоилась Гран-при. Окончательно отношения с Александровым испортились после того, как Столяров обвинил режиссера в том, что тот не спас оператора Владимира Нильсена, с которым снимал и «Цирк», и «Веселых ребят» — того арестовали в 1937-м и расстреляли в январе 1938-го.

О родине думать надо

Демарш на премьере «Цирка» имел последствия для всех его участников, но до репрессий дело не дошло. Массальский и Комиссаров продолжили работу в МХАТе, но в кино появлялись очень редко и в очень небольших ролях. С Сергеем Столяровым дело обстояло сложнее — его происхождение и биография исключали любые обвинения в политической незрелости, но от личной мести оскорбленного Александрова не спасали. Актер, который только-только прославился на всю страну, внезапно попал в своеобразный стоп-лист на «Мосфильме» — главной студии СССР того времени. «Но зато [за ним] навсегда сохранилась характеристика: “неуправляемый, независимый человек”», — пишет Кирилл Столяров.

Но запрета на профессию не случилось, хотя, конечно, все свои планы Сергей Столяров так и не сумел реализовать. Снимался в фильмах «Моряки» и «Гибель “Орла”»; во время Великой Отечественной войны записался в народное ополчение, но вскоре был отозван с фронта — его талант был нужен стране даже в такой ситуации. В эвакуации в Алма-Ате Столяров продолжал сниматься и даже поставил в местном театре пьесу Константина Симонова «Русские люди», выторговав себе право первой постановки за оленью ногу — невиданное богатство по тем временам. Сборы от спектакля пошли на танк для фронта — и этот поступок был отмечен Сталиным в правительственной телеграмме.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «Гибель „Орла“» (1940)

Главный Садко СССР

Основной отдушиной для Столярова-актера стали сказки. К моменту конфликта с Александровым и объявления «неуправляемым и независимым» он уже снимался у Ивана Никитченко и Виктора Невежина в «Руслане и Людмиле» — причем съемки шли давно, и менять исполнителя роли Руслана было поздно. На такое не хватило даже авторитета Александрова — тем более что за этой картиной стоял ещё один авторитетный советский кинематографист Сергей Эйзенштейн, который был учителем Невежина, а первоначально вообще хотел экранизировать Пушкина сам.

Советский кинорежиссер Александр Роу. 1955 г.

Сказочная «богатырская» внешность Столярова хорошо проявилась ещё в «Цирке», где его герой вышагивает с флагом под слова: «Но сурово брови мы насупим». Ну а после «Руслана и Людмила» его фактуру фактически приватизировал Александр Роу, снявший актера в своих фильмах «Василиса Прекрасная» и «Кащей Бессмертный» — оба раза в главных ролях. Потом словно по эстафете Столярова взял к себе Александр Птушко — ещё один знаменитый советский сказочник. В «Садко» и «Илье Муромце» Стоялрову довелось сыграть настоящих былинных богатырей — сильных, смелых, легко побеждающих всех врагов отвагой или смекалкой.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «Кащей Бессмертный» (1944)

Дар Ветер

В принципе, к началу 50-х «опала» Столярова завершилась — того же «Садко» снимали уже на «Мосфильме», а потом неуживчивого актера даже выпустили в Аргентину, где он с другими создателями представлял картину, победившую на Венецианском кинофестивале. Закончилось и сталинское «малокартинье», так что вторая половина того десятилетия стала для него самым насыщенным в плане работы временем — «Садко», «Илья Муромец», «Тайна двух океанов», «Повесть о первой любви».

Но в 60-е всё изменилось. Ролей стало меньше, причем настолько, что его уволили из Театра киноактера. Последней ролью Сергея Столярова стал Дар Ветер в «Туманности Андромеды» — экранизации романа Ивана Ефремова. Это была фантастика дальнего прицела, но с теми же богатырями, которых он играл раньше — просто теперь у них в руках были не мечи, а научные знания.

Кадр из фильма
Кадр из фильма «Туманность Андромеды» (1967)

Он ездил по стране с коллегами, проводил встречи со зрителями, пробивал свой собственный фильм о Дмитрии Донском, сценарий для которого написал сам. Но реализовать этот проект Сергей Столяров не успел. В самый разгар подготовки к съемкам у него диагностировали лимфосаркому; он прожил ещё месяц — и скончался 9 декабря 1969 года.

«Отец покинул нас молодым человеком. Ему исполнилось пятьдесят восемь лет. Он так и не дожил до пенсии, так и не стал “мэтром”. Он навсегда сохранил удивительные мальчишеские, юношеские черты… И, наверное, это прекрасно, потому что насколько мужчина остается мальчишкой, настолько этот человек сохраняет подлинную человеческую суть», — написал Кирилл Столяров в своей книге.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *