22.10.2020

«Ее спасли доли секунды»: тайная жизнь московского метро



Юрий Снопко, бригадир радиоучастка

Вообще, у меня высшее образование по управлению персоналом. Но не сложилось. Когда еще учился, устроился сюда работать. И потом уже по профессии не пошел, а остался здесь.

У меня дед работал машинистом в этом депо. И я решил попробовать пойти в метрополитен, но только не машинистом, а по радиотехнике, мне это было интересно. Так я оказался в радиоцеху.

У меня уже шестой разряд, я бригадир и теперь учу своих монтеров. В отделе 28 человек. У нас четыре дежурные смены, в каждой механик и три монтера. Работаем круглосуточно, смены меняют друг друга. Раз в месяц происходит производственное обучение. Ребят, у которых разряд поменьше, направляют примерно раз в полгода учиться по вопросам безопасности, по вопросам радио.

Наше отделение занимается обеспечением радиосвязи, то есть диалогов машинистов с диспетчером. Эта связь производится по поездной радиостанции. Связь «пассажир — машинист» тоже обеспечиваем: ищем неисправности, меняем линии.

Также к нам относится видеонаблюдение в составе. Мы контролируем его работоспособность. В случае необходимости полиция привозит к нам запрос, и мы помогаем находить какие-то кадры. Не всегда удается все увидеть, ведь камеры висят сверху. Система нуждается в модернизации, потому что памяти, чтобы записать данные со всех камер, не хватает.

Информация в составе хранится всего 72 часа. И если поступает запрос от полиции, чтобы снять показания с камер, и нет возможности загнать состав для этого в депо, наши ребята работают прямо на линии.

Когда машинист докладывает диспетчеру, это слышат все машинисты на кольце. Но между собой машинисты напрямую не общаются, нет никаких посторонних разговоров. Машинист просто докладывает, что следует по такому-то маршруту, следует по графику, все успевает, состав исправен.

Радиостанции у нас проходят проверку раз в месяц. Это полная ревизия: радиостанция снимается полностью, со всеми блоками, транспортируется в цех, где проходит полную поблочную проверку. Она состоит из блоков, по ним разбирается, обслуживаются все контакты, протираются спиртом, все прочищается. Потом собирается, и начинается ревизия уже с приборами: проверяют и мощность, и девиацию. Потом уже ставим их обратно на состав.

За интернет и систему видеонаблюдения у нас подрядчики отвечают, а мы просто поддерживаем это оборудование.

Екатерина Кускова, старший приемосдатчик груза и багажа

Я пришла работать три года назад на место секретаря руководителя. Но начала с одного – а перешла на другое, занимаюсь непосредственно работой на складе. И знаю депо теперь не только по бумажной работе, а уже изнутри. Это очень интересно.

Чем занимается снабжение, тем занимаемся и мы. В первую очередь это форма, у нас ее специально разрабатывают по эскизам: кепи свои, каскетки. Мы заказываем на год, на определенные месяцы, и нам в эти сроки поставляют.

Есть одежда для инженерно-технических работников, для рабочих и для машинистов. Как положено по охране труда, так и одеваемся. Форму и ботинки выдают на год. Куртку на утепленной подкладке — на три. По сравнению с прошлым годом в этом уже новый дизайн: тоже триколор, но карманы немного отличаются.

Моя работа еще и выездная, так что я бываю в других депо. Новые знакомства дают стимул, и я иду на работу с улыбкой. У нас очень дружный коллектив.

Сам метрополитен построен так, что мы — семья, одна большая семья. Когда приезжаешь в другое депо, тебя за ручку, как ребенка, доведут, расскажут, покажут, где кто, к кому можно обратиться за помощью. В любой момент можно позвонить коллегам, и я не встречала за три года ответа: «Этот вопрос не ко мне». Все всегда стараются разобраться.

Когда я только пришла на работу, был такой случай: одна женщина, уборщик подвижного состава, хотела взять снег с токоприемника и слепить снежок — поиграть. И, наверное, у тех, кто там стоял — и у машиниста, и у инструкторов, — перед глазами пролетела вся жизнь, потому что состав находился под высоким напряжением.

Они все дружно подбежали к ней, схватили и резко оторвали от этого состава. Там доли секунды. Прямо выхватили ее оттуда и даже не кричали на нее, ничего, просто поставили и спрашивают: «Вот что ты сделала?» А она: «Я не сообразила». И потом побелела, у всех просила прощения. Хотя она работала в депо уже лет 30!

Татьяна Демидова, электромонтер радиоцеха

Я попала сюда случайно: бывшие родственники тут работали, и когда дочку родила — из декретного отпуска сюда вышла. Работала в компрессорной — машинистом компрессорных установок. От воздуха у нас работают двери, тормоза. И когда состав стоит в депо, то нужно подать воздух, который компрессорная и качает.

А когда вышла после второго декрета, компрессорную переустроили. Завезли новые компрессоры, за ними смотрит дежурный электрик, другой контроль не требуется. И я пошла в другой цех. Переучивалась на производстве, у своих же товарищей.

Мы работаем посменно: каждый заходящий состав осматриваем на работоспособность микрофонов, радиостанций, переговорных устройств, наддверных табло и световой сигнализации закрытия дверей, бегущие строчки — это тоже наша обязанность.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *