День (Украина): корветы — для украинских ВМС


Украинский военно-морской флот может пополниться корветами класса Ada, которые строит Турция. Переговоры относительно этого велись ранее, во время визита в Анкару в октябре украинской делегации и президента Украины Владимира Зеленского был подписан меморандум о намерении начать совместные проекты по созданию боевых кораблей, беспилотников и т.д.. А 14 декабря министр обороны Андрей Таран подписал соглашение с турецкими компаниями о передаче технологий и производстве корветов и ударных беспилотных авиакомплексов для украинской армии.

Такие новости не могли пройти мимо украинских судостроителей, которых давно не балуют отечественными оборонными заказами. Кроме того, в Николаеве на заводе стоит недостроенный корвет, строительство которого Минобороны заказало еще в 2010 году и частично оплатило его. Головной корабль этого проекта заложили в 2011 году, и уже в следующем году планировался спуск на воду, но построили его только на треть: сроки завершения строительства неоднократно переносились, особенно после событий 2014 года. В прошлом году Президент Украины обещал, что государство найдет средства на достройку, и поручил возобновить строительство, но вопрос все еще не решен.

Достроить украинские корветы, а не импортировать корабли призвал власть и Украинский союз промышленников и предпринимателей. В союзе уверяют, что корвет проекта 58250 «вполне реально довести до реализации», и это «даст большой экономический эффект как для региона, так и в среднесрочной перспективе — бюджету страны». Основной аргумент — создание рабочих мест. Если же будет построена серия из четырех кораблей по программе «Корвет» (как это планировалось ранее), то это позволит привлечь к работе более 10 тысяч работников в разных отраслях ОПК на несколько лет.

Вице-премьер и глава Министерства стратегической промышленности Олег Уруский ранее сообщил, что для украинской стороны принципиально, чтобы в Турции построили только головной корабль этой серии, а другие — уже на отечественных предприятиях.

Недавно уже между судостроительным заводом «Океан» и турецкой стороной был подписан меморандум о совместной деятельности по реализации проекта строительства серии корветов для ВМС Украины. Сообщается, что Государственное оборонное агентство Турции провело аудит технической возможности судостроительных заводов Украины, а «Океан» имеет уникальные технические возможности, профессиональные кадры и мощности.

И в любом случае возникает вопрос: почему власть готова заказывать строительство корабля с другим проектом, так и не закончив строительство, которое уже началось? Почему хочет заказать иностранным производителям то, что якобы могут сделать и свои?

Если говорить об украинском проекте корвета, то специалисты говорят, что его нужно переделать, чтобы адаптировать к современным технологическим решениям. И поставщиков нужно менять, ведь кооперация, которая была предусмотрена проектом, уже потеряна. На осуществление перепроектирования, строительство корабля, изготовление и закупку вооружения и технических средств понадобится несколько лет и несколько миллиардов гривен.

Между тем, военным стремятся «развязать руки» в плане заказов. Если военным это нужно «здесь и сейчас», а отечественные производители обеспечить это так быстро не способны, то заказ может получить и иностранный производитель. И это отчасти объясняет, почему Украина готова налаживать сотрудничество с Турцией.

«В ближайшие годы мы планируем иметь на флоте четыре корвета… Как можно скорее нужен современный корвет, а дальше вопрос не ко мне, а к политикам или экономистам. Мне все равно, где они мне достанут этот корвет. Но мне необходимы для флота четыре корвета — это тот минимум, который нужен сегодня», — сказал в недавнем интервью Главнокомандующий Вооруженных сил Украины генерал-полковник Руслан Хомчак.

Разговоры о пополнении ВМФ более крупными надводными кораблями идут давно. Пока флот получает боевые катера — артиллерийские, десантные и др. Что-то строится на украинских мощностях, что-то мы получаем от иностранных партнеров (американские «Айленды»). И этот флот пригоден для обороны прибрежной зоны, но он не может вести боевые действия в более отдаленных районах. Даже создав флот из нескольких десятков различных по назначению катеров, можно эффективно «прикрыть» побережья и устья рек, но в отдаленных районах моря их возможностей недостаточно.

Хомчак говорит о том, что флот получит шесть американских катеров Mark VI. «Они скоростные, с дальностью применения до 20 км. Но 20 км — это максимальная дальность, а эффективность у него будет 16 км. И тут возникает вопрос, а каждый ли российский корабль его подпустит на такое расстояние? Поэтому здесь надо уже отрабатывать тактику применения Военно-Морских сил Украины с умениями, навыками и хитростью», — отмечает он.

«Великобритания находится на стадии подписания договора о производстве для нас 8 ракетных катеров, с ракетами NSM, которые имеют дальность поражения в 180 км. Они нам будут делать еще два противоминных катера. Мы также будем иметь 5 американских „Айленда”. Два уже есть, а еще три на подходе», — говорит Главнокомандующий ВСУ.

Что касается малых бронированных артиллерийских катеров, строящихся на заводе «Кузница на Рыбальском», то Хомчак отметил, что сейчас их есть уже семь, еще один (восьмой) будет достроен в ближайшее время.

В то же время, как подчеркивает председатель подкомитета по вопросам оборонной промышленности и технической модернизации Комитета ВР по вопросам национальной безопасности, обороны и разведки Игорь Копытин, перед тем как определиться с необходимостью строительства конкретного проекта корабля, следует иметь концептуальное видение (изложенное в соответствующих программных документах) по приоритетности и ориентировочным срокам поставки тех или иных видов вооружения. Должно быть понимание, какие задачи будут выполнять корабли, какой комплект вооружения надо иметь, где корабли будут базироваться и тому подобное. Сейчас в комитете нет информации о приоритетности восстановления способностей ВМС Украины. «Я и мои коллеги из комитета неоднократно пытались получить от руководства Минобороны информацию, как оно видит концепцию развития видов Вооруженных сил. Но нам отвечали, что очередь до концепций развития видов ВСУ и соответствующих госпрограмм развития дойдет после утверждения Стратегии военной безопасности и Стратегического оборонного бюллетеня».

По мнению Игоря Копытина, государство-заказчик обязательно должно учитывать собственные интересы при заказе иностранного корабля. «Надо внимательнее присмотреться и к кораблю, и его основным системам, и к образцам вооружения и к соответствию всего этого нашим потребностям», — говорит он. «В 2018 году корвет типа Ada победил в тендере на строительство четырех корветов для ВМС Пакистана. Но если сначала речь шла о построении кораблей по типичному турецкому проекту (первым двум в Турции, последующим — в Пакистане), то уже через несколько месяцев стали появляться сообщения об изменениях — Пакистан потребовал корабль большего размера, с другой пропульсивной системой и вооружением. Пакистан получил то, что было нужно именно ему как заказчику, а не то, что было проще построить исполнителю», — приводит пример депутат.

«Так же должны поступать и мы. А если у нас не менее качественные, но более дешевые собственные турбины от „Заря-Машпроект”, то зачем нам иностранные?! Именно так надо вести разговор и о многом другом, включая автоматизированную систему боевого управления и противокорабельный ракетный комплекс», — отмечает член парламентского комитета. И добавляет, что нам желательно иметь унифицированные системы (оружие, технические средства, радиоэлектронное оборудование, связь), но не стоит забывать, что вооружение других стран, установленное на турецком корвете (итальянская пушка, американские торпеды и комплексы ПВО и т.п.) может быть недоступно для продажи Украиной. И действительно: военно-промышленное сотрудничество на международном уровне всегда имеет политические аспекты. Например, сейчас Соединенные Штаты Америки ввели санкции против руководства Секретариата оборонной промышленности Турции (SSB) в связи с покупкой Анкарой российской системы ПВО С-400.

Кроме того, важным моментом при строительстве кораблей является обеспечение стабильного финансирования. Возможность получения иностранного кредитования может несколько упростить эту задачу, однако эти средства все равно нужно будет брать из государственного бюджета и возвращать годами. Уже сейчас следует хорошо взвешивать все аспекты, чтобы не получилось так, что за время строительства флота у нас кардинально изменится видение руководства по развитию ВМС.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.





Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *