Волонтеры Красного Креста на минских акциях протеста


Они уточняют: называть их надо не медиками, а просто волонтерами. И говорят, что оказывают не медицинскую, а только первую помощь, поэтому у них в аптечках хлоргексидин, бинт, вата, вода — с этим набором они и выходят помогать. HEALTH.TUT.BY рассказывает истории волонтеров Белорусского Общества Красного Креста, которые с августа дежурят на улицах Минска во время протестов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Мимо просто пробегают, нас не трогают»

36-летняя Лариса Миклаш — конструктор в частной компании, а в свободное время — волонтер Белорусского Красного Креста. На минских акциях протеста впервые девушка оказалась вечером 13 августа, но сколько раз с того дня выходила с отрядом на улицы города, уже не сосчитает.

— Мы работаем по согласованию. 13 августа появилось разрешение на работу — и мы вышли в форме. При себе у нас есть удостоверение волонтера. Есть и такое правило: каждый волонтер, который сейчас дежурит на акциях, должен был пройти курс по первой помощи.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

Лариса признается, что первый раз выйти на улицу — пусть и в форме волонтера Красного Креста — было страшно.

— Мы же люди, есть боязнь, но через нее переступаешь. Ты, как сотрудник скорой, отключаешь эмоции. Хотя вот вчера днем, читая чаты, все волновались больше обычного, что может повториться то, что было на улицах 9−11 августа.

— Как к вам относятся силовики?

— Люди в форме мимо просто пробегают, нас не трогают. Но мы и сами придерживаемся правил: никогда не лезем в толпу, наблюдаем со стороны.

В каком районе города окажется отряд Ларисы, всегда непредсказуемо: волонтеры мониторят ситуацию в интернете, оценивают риски и потом совместно решают, где может понадобиться их помощь:

— 23 сентября мы сразу были в районе стелы, потом — чуть ближе к метро «Немига». Когда здесь ситуация стабилизировалась — поехали на «Пушкинскую», «Спортивную», «Каменную Горку».

Во время акций протестов 23 сентября. Фото предоставлено Красным Крестом
Во время акций протестов 23 сентября. Фото предоставлено Красным Крестом

23 сентября, например, Лариса помогала нескольким пострадавшим с травмами ног: один, говорит девушка, оступился, второй — пострадал от удара.

— Вызывали и скорую, когда у человека сильно подскочило давление: с сердцем не стоит шутить. Часто встречаемся с испугом: в таких случаях людей просто надо успокоить. Кому-то руку положишь на плечо, и этого будет достаточно.

— Зачем вам это нужно?

— Родители всегда учили меня, что надо помогать. А у меня для этого есть возможность — мое время. И, конечно, это опыт: за пять лет в Красном Кресте я с таким не сталкивалась. Заметила, что после акций к нам даже стали больше записываться на тренинги по оказанию первой помощи.

«Сердечко немного билось»

20-летняя Дарья Цыманович познакомилась с Красным Крестом школьницей: в 17 лет уже проводила мастер-классы по оказанию первой помощи как инструктор. Сейчас работает в центре детей и молодежи и курирует отряд милосердия. В свободное время — волонтерит.

Фото: из личного архива
Фото: из личного архива

На акциях протеста девушка впервые оказалась в августе: дежурила возле Красного костела. В выходные волонтерство на акциях пропускала из-за работы, поэтому день инаугурации стал лично для нее самым массовым днем протестов. Даша дежурила в районе стелы и Немиги, и именно она была рядом с пострадавшей женщиной, чье фото — голова забинтована, видна кровь — облетело в тот вечер интернет.

— Люди стали кричать: «Медики, нужна помощь». На дороге была женщина, ей рассекли голову. Ее до нас забинтовали, было подозрение на сотрясение. Я с пострадавшей говорила на отвлеченные темы, она была в сознании. Наш командир вызвал скорую. Какое-то время мы были на дороге, но потом увидели, что едет спецтехника, поэтому на носилках перенесли пострадавшую на более безопасную, зеленую зону.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Во время акций протестов 23 сентября. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Еще одна история того вечера связана с панической атакой:

— Девушку, по ее рассказу, кто-то задел, а она критически относится к агрессии. Ее начало трясти как при эпилепсии. Я с ней пыталась говорить, но ее молодой человек меня отогнал. Конечно, в таких ситуациях мы не вмешиваемся, ни с кем не спорим. Позже я встретила эту девушку в уборной, она извинялась за своего парня, благодарила. Потом долго-долго на меня смотрела и спросила: «А можно вас обнять?». В такие моменты чувствуешь, что выполнила свой внутренний долг.

Фото: из личного архива
Дарья во время прохождения курсов по оказанию первой помощи. Фото: из личного архива

— А у самой паники не было? Все-таки вы впервые видели такой масштаб акций.

— Я спокойный человек, но чуть страшно было: когда мимо проходили люди в форме — сердечко немного билось. Думалось, мало ли и я попаду. Но волонтеры Красного Креста в принципе нейтральны, это один из наших принципов: мы не занимаем ничью сторону, окажем помощь всем, кому она понадобится.

Домой Дарья 23 сентября вернулась после 23.00. Хоть девушка и отзванивалась маме каждый час, та еще не спала — ждала возвращения дочки.

— Если честно, после душа я очень быстро уснула. После работы дежурство, где машины сигналят, а люди кричат, очень выматывает — случился эмоциональный перегруз.

FiNE-NEWS.RU





FiNE-NEWS

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *