09.05.2021

Рефлексы коронацена. Художники обдумывают пандемию


«Несмотря на то что этот год для художников был скудным на события – мы никуда не ездили, у нас отменилось огромное количество выставок, – интенсивность переосмысления реальности оказалась очень высокой», – рассказывает московский художник и член творческой платформы «Что делать» Николай Олейников. Он – один из авторов цифрового видео про рефлексы, необходимые для выживания в изменившемся в результате пандемии мире. Работа представлена на выставке «Выбирая дистанцию: спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена», которая открылась в московском музее «Гараж».

Выработав новые рефлексы, можно повлиять на будущее

Идея переосмысления роли рефлексов возникла в период самоизоляции. Главный тезис состоит в том, что «наше будущее уже есть внутри нашего костного мозга». Художники стали замечать: на фоне новых условий жизни возникают и новые привычки. «Мы стараемся чаще мыть руки, не закашливаемся сильно в общественном пространстве», – приводит пример Николай Олейников.

«Основываясь на этих очень простых бытовых вещах, которые мы отрефлексировали и заметили, мы поняли, что можно выработать новые рефлексы, которые помогут нам справиться с еще не определенными для нас задачами в том будущем, которое уже наступает, – добавляет художник. – Таким образом, выработав новые рефлексы, мы сможем как-то на это будущее повлиять».

Кадр из цифрового видео коллектива "Что делать". Фото: Карина Меркурьева

Кадр из цифрового видео коллектива «Что делать». Фото: Карина Меркурьева

В итоге изучение рефлексов вылилось в цифровое видео, напоминающее по структуре конференцию в Zoom. Она формируется из выступлений представителей шести лабораторий: лаборатории антибеспомощности, лаборатории остановки, лаборатории прикладной тошноты, трип-лаборатории прибавочного энтузиазма, лаборатории риска и праздности и лаборатории блуждающего тела. Представители каждой выступают одновременно и учеными, и подопытными, исследуя рефлексы для выживания в изменяющемся мире.

Одна из работ творческой платформы "Что делать", представленная на выставке. Фото: Карина Меркурьева

Одна из работ творческой платформы «Что делать», представленная на выставке. Фото: Карина Меркурьева

Для участия в лабораториях члены творческой платформы «Что делать» пригласили знакомых, которые разбираются в телесности и поэзии, и вместе на протяжении двух недель через различные упражнения и лекции изучали вопрос формирования рефлексов, которые могут быть полезны в новом мире.

Вторая часть проекта – политические инсталляции: фотографии с отодвигающимися шторами-кулисами. На каждой изображена какая-то статья Уголовного кодекса или федеральный закон. Фотография омоновцев за заграждениями в Петербурге сопровождается, например, описанием статьи 267 УК. В 2020 году в нее были внесены изменения: теперь обвинение по этой статье грозит реальным сроком.

Инсталляция коллектива "Что делать", представленная на выставке. Фото: Карина Меркурьева

Инсталляция коллектива «Что делать», представленная на выставке. Фото: Карина Меркурьева

На фото с дроном красуется Федеральный закон №481-ФЗ, который вносит поправки в деятельность иностранных агентов. Последние изменения закрепляют статус иностранного агента за физическими лицами, которые занимаются в России политической деятельностью, получая за это деньги из-за границы.

В усложненных формах мы реагируем на действительность

По словам Олейникова, в инсталляциях художники обратились к тем законам, которые были приняты за последний год и показались коллективу «Что делать» наиболее важными. «Это еще и те законы, которые были применены непосредственно к нашим знакомым, друзьям или родственникам, так что это отчасти еще и такие жесты солидарности», – объясняет художник.

Он уверен, что современное искусство не может быть аполитичным. «Оно в усложненных формах реагирует на действительность. В отличие от активизма, где речь должна быть прямой и четкой, у искусства есть привилегия, которая исключает возможность утвердительной речи и ставит все под сомнение, даже собственную позицию. Этим мы и занимаемся», – добавляет Олейников.

Прямых политических работ на выставке немного. Есть политическая карикатура, документальная опера, картография политических неудобств внутри страны, а также попытки осмыслить отдельные аспекты российской власти, проявившиеся в период самоизоляции.

Художницы Алиса Смородина и Алена Шаповалова изучали, например, тему контроля в условиях пандемии через тестирование способности людей к деантропоцентрации. Проект представляет собой стандартную классную комнату. Каждый посетитель может занять место за индивидуальным столом и пройти тест, который сильно напоминает языковые экзамены.

Тестирование разделено на три части: изучение картинок с изображением насекомых, аудиочасть и тактильное взаимодействие с объектами. «В последнем разделе предлагаются образцы: это либо какие-то результаты жизнедеятельности насекомых, либо материальные объекты, которые с жизнедеятельностью насекомых связаны. Их можно понюхать, потрогать, нанести на кожу и даже попробовать на вкус», – рассказывает Смородина.

Проект художниц Алисы Смородиной и Алены Шаповаловой, представленный на выставке. Фото: Карина Меркурьева

Проект художниц Алисы Смородиной и Алены Шаповаловой, представленный на выставке. Фото: Карина Меркурьева

Результат теста приходит в виде сертификата на электронную почту. «Мы отказались от числовых значений. Сертификат приходит в виде паутинки, размер которой зависит от количества отвеченных вопросов», – объясняет Шаповалова.

Идея проекта родилась у художниц во время самоизоляции. Так как и Смородина, и Шаповалова интересовались насекомыми, оставалось только придумать подходящий формат. «Мы работали над проектом, как раз когда появились нововведения со стороны мэрии Москвы в отношении контроля за передвижениями. Испытав это на себе, мы поняли, что сама система тестирования, где каждый сидит в своем кубике, а процедура жестко регламентирована, по сути и является отсылкой к опыту эпохи самоизоляции. Хотелось как-то это воспроизвести и переработать», – делится Смородина.

Любой художественный проект можно назвать спекуляцией

Попытка художественно переосмыслить опыт самоизоляции – центральная тема выставки. Идея возникла в период, когда все музеи из-за пандемии оказались закрыты. «Мы провели несколько проектов для поддержания сообщества художников, но решили также, что в нашей выставочной практике должно отразиться это новое состояние мира», – говорит одна из кураторов Екатерина Савченко. Чтобы проект получился наиболее инклюзивным, был объявлен open call для участников.

Работа Аси Володиной. "Подстольная" игра, посвященная туризму катастроф. Фото: Карина Меркурьева

Работа Аси Володиной. «Подстольная» игра, посвященная туризму катастроф. Фото: Карина Меркурьева

В качестве заявленной темы кураторы выбрали «спекуляции» и «дистанцию». «Мы придумали тему, которая может быть трактована чрезвычайно широко, потому что любой художественный проект можно назвать в той или иной мере спекуляцией. По крайней мере, многие художественные практики попадают под это определение», – объясняет Савченко. Тема дистанции трактовалась как в контексте пандемии, так и в определении дистанции, которую художник занимает по отношению к действительности.

В итоге кураторы получили более тысячи заявок: 33 из этих работ представлены в рамках выставки. Главная особенность проекта, по словам другого куратора Ярослава Воловода, заключается в том, что все представленные в нем произведения создавались именно для выставки. “Это абсолютно новые работы, новый производственный процесс. Даже те немногие работы, которые существовали в том или ином виде раньше, были доработаны. У них появилось несколько новых скульптур в серии, или существующее видео было перемонтировано”, – отмечает куратор.

По его словам, это новый формат участия музея в выставочном процессе, когда он не только предоставляет площадку, но и напрямую участвует в создании работ. Все проекты в рамках выставки разделены по категориям-иконкам: код, лекарство, нечеловек, тайна, рынок и музей. У каждой работы две такие иконки.

Связи между работами формируются не поступательно, а стихийно

Чтобы упорядочить выставочное пространство, кураторы создали систему пересекающихся иконок. «Образуются конфигурации, которые представляют собой сложную паутину связей: каждая работа принадлежит одновременно двум как бы началам, но у всех работ эти два начала могут быть разными», – отмечает Савченко.

Работа группы АРXIV "КОЗАДОСТУПА". Фото: Карина Меркурьева

Работа группы АРXIV «КОЗАДОСТУПА». Фото: Карина Меркурьева

За счет такой сложной структуры посетителю бывает непросто понять логику расположения работ, добавляет Воловод. «В построении выставки есть определенная логика, просто она не двумерная, ее можно представить в виде полигональной паутины. Связи между работами в сознании посетителя могут формироваться не поступательно, а стихийно», – добавляет куратор.

Выставка открыта в «Гараже» до 1 августа. Помимо стандартных объектов, проект представляет YouTube-шоу, видеоводевиль с элементами групповой терапии, а также иммерсивный спектакль.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *