26.09.2020

"Александр Григорьевич думает, что россияне и белорусы – овцы, народишко". Политологи анализируют интервью Лукашенко российским госканалам

МСК-



"Александр Григорьевич думает, что россияне и белорусы – овцы, народишко". Политологи анализируют интервью Лукашенко российским госканалам

Александр Лукашенко, официально объявленный президентом Беларуси, в интервью российским госканалам рассказал о «бежавшей» из страны оппозиционной активистке Марии Колесниковой и допустил, что «немного пересидел» на посту президента: «Но действительно только я сейчас могу защитить белорусов».

В эфире Настоящего Времени белорусский политический обозреватель, журналист «Белсата» Игорь Ильяш и российский политолог Аркадий Дубнов разобрали высказывания Лукашенко об оппозиции, России и собственной незаменимости.

О попытке выдворения и задержании Марии Колесниковой

— Игорь, понимаете ли вы, почему все-таки была задержана Мария Колесникова, которую, по рассказу самого же Лукашенко, сначала выпустили из страны, а потом почему-то задержали?

Игорь Ильяш: Реализовывалась операция спецслужб, согласно которой должны были быть вытеснены за границу, фактически депортированы лидеры Координационного совета. До этого мы видели такую ситуацию с Ольгой Ковальковой, с Павлом Латушко, но только немного в другом виде. И следующей должна была стать Мария Колесникова вместе с еще двумя представителями Координационного совета. Но операция спецслужб была полностью провалена, потому что Мария Колесникова в последний момент разорвала свой паспорт и просто не могла оказаться на территории Украины, ее бы не пропустили без паспорта.

Лукашенко даже не стал корректировать эту пропагандистскую версию [о том, что Колесникова якобы пыталась сбежать из Беларуси], в связи с тем, что операция провалилась. Он просто повторил ее. Действительно, комментировать эти слова Александра Лукашенко очень сложно, потому что это не просто бред, это еще и ложь, в которой нет внутренней логики, он противоречит сам себе. Якобы они бежали – так их же никто не пытался вроде бы удерживать? Он говорит, что якобы их пропустили спокойно, а потом, «естественно, остановили». Так зачем же их, «естественно, останавливать», если их спокойно пропустили наши пограничники?

На самом деле, главный результат – это провал операции белорусских спецслужб, белорусского КГБ, и теперь Лукашенко в глазах мирового сообщества сел в очередной раз в лужу.

— Аркадий, а вам со стороны как это видится?

Аркадий Дубнов: Из того, что сказал господин Лукашенко, не видно, что там есть версия. Там есть некоторый бред, как сказал мой коллега. Есть некоторый бред такого рассеянного сознания. Он действительно говорит очень смешные вещи. Говорит, что их спокойно пропустили наши таможенники, пограничники, они перешли на украинскую сторону. А дальше он говорит: мы теперь будем требовать их возвращения. Позвольте, Александр Григорьевич, вы несете какую-то лабуду. Таможенники и пограничники, государственные служащие – они идиоты, пропускают совершенно незаконно? Или законно – а потом вы требуете их возвращения? У вас потеряно управление, Александр Григорьевич? Вы не владеете ситуацией абсолютно, ваши силовики делают, вообще говоря, все что хотят. А самое главное, Александр Григорьевич, вы не объяснили, откуда взялась машина, которая ночью поехала в сторону границы. Где была Мария Колесникова весь вчерашний день? Тоже потеря управления?

О российских и белорусских государственных пропагандистах

— Как Игорь сформулировал, потеряна даже внутренняя логика внутри этого высказывания. Аркадий, зачем, по вашему мнению, это все скармливают россиянам?

Дубнов: Александр Григорьевич думает, что россияне, так же, как и белорусы, – овцы, народишко. Он воспринимает россиян такими, какими он их видит в качестве зрителей российского государственного телевидения. Поэтому неслучайно приехали руководители государственных российских телеканалов. И только один Верницкий как-то попытался найти логику или опровергнуть это отсутствие логики, его тут же остановили. А все сидят и кивают – Марго Симоньян, Роман Бабаян, – когда напротив глава государства несет бред. И никто из них не задает вопросов.

Повторяю, Лукашенко считает, что зрители российского телевидения должны верить всему тому, что несет российская государственная пропаганда. Точно так же, как он считает, что все белорусы должны верить той пропаганде, которая несется из государственного белорусского телевидения. Так он видит мир – через призму своей же пропаганды, которой руководит его пресс-секретарь – теперь уже, видимо, легендарная Наталья Эйсмонт.

— [Лукашенко заявляет:] «Если бы рухнул Лукашенко, рухнула бы вся система, а следом бы и Беларусь покатилась». Так ли это?

Ильяш: Разумеется, это не так. Но да, действительно уровень аргументации примерно как «если я оставлю власть, пост президента, то тогда наступит конец света». Это вообще, конечно, такая неприкрытая, кондовая манипуляция, попытка через страх влиять в том числе на своих же подчиненных.

На самом деле, это используется пропагандой достаточно активно. Мы знаем от некоторых сотрудников силовых структур, которые уволились после последних событий, они рассказывали в СМИ, что буквально в ходе этой президентской кампании, накануне августовских событий им практически промывали мозги – в том русле, что, дескать, все, если мы сейчас проиграем, если победит не Лукашенко, то нас всех будут вешать на первом же суку. Это типичная манипуляция, попытка управлять через страх и через насилие.

«Могучее плечо», «старший брат»: чего Лукашенко ждет от Путина

— В этом же фрагменте Александр Лукашенко сказал: «Может быть, кто-то бы подставил свое могучее плечо». О ком идет речь?

Дубнов: Разумеется, там же он говорит и про старшего брата, с которым он советуется, естественно, речь идет о России. Даже не о России, а о Владимире Владимировиче Путине. И он откровенно намекает, что только благодаря Москве и Путину его лукашенковская Беларусь, его режим может устоять.

Понимаете, забавная история. Он же когда-то изучал азы диалектического материализма и прочее, может быть, историю Европы изучал. Но он забыл, что фраза «Государство – это я», которая принадлежит Людовику XIV, французскому королю, она относится только внешне к Александру Григорьевичу. Лукашенко говорит то, что думает про себя Путин. Но Путин не говорит, он немножко умнее своего белорусского брата, за него это говорит Володин, спикер Госдумы: «Будет Путин – будет Россия, не будет Путина – не будет России».

Вот это совершенно чудовищная парадигма, которую эти диктаторы внушили себе и замечательной части уходящего поколения – и белорусского и российского народа, – она, конечно, обещает нам многие неприятности, возможно. Если вовремя элита не одумается, потому что она подводит свой народ действительно к возможной катастрофе. Я не имею в виду то, чем он пугает: будут резать или вешать на столбах.

Эти люди ущербны – я сейчас говорю о Лукашенко в первую очередь, – они ущербны в своем неадеквате, в своем видении мира. Они видят мир искаженным в результате абсолютной потери связи с реальностью. Об этом уже много говорили. И сегодня он опять это проговорил, когда стал рассказывать про Беларусь, которая не устоит. Ну, человек – будем называть вещи [своими именами] – нездоров политически и, я бы сказал, нравственно и морально нездоров. Это огромная проблема для страны.

— Мы бы, конечно, хотели услышать в нашем эфире и ту, другую сторону. И регулярно к ним обращаемся, к депутатам провластным, просим их выйти к нам в эфир, но они пока не отвечают. Игорь, по вашему мнению, элиты могут перейти на сторону протестующих?

Ильяш: Я думаю, что среди силовиков, среди номенклатуры идет, конечно, некоторое брожение. Потому что все, что происходит в стране, не может проходить для них бесследно. Они видят, что не просто сотни тысяч выступают против этого режима, более того, они видят, что и сам Лукашенко, в принципе, уже месяц как ничего не может сделать с этими протестами. Это тот человек, по одному движению руки которого решались судьбы людей, который вообще выносил судебные решения самостоятельно, сам определял политику во всех отраслях, на самом низовом уровне.

И вот этот человек, который обладал абсолютной властью на протяжении четверти века, месяц не может справиться с протестами, хотя сам постоянно говорит, что это ужасная угроза, и мы вот-вот их подавим, что вот через два дня, через три дня мы подавим, заканчиваются эти протесты. А они никак не заканчиваются, и это, безусловно, деморализующе действует на номенклатуру и силовиков. Я думаю, что, конечно, некоторое брожение умов там начинает наблюдаться.

Поэтому я думаю, что в последнее время как раз Лукашенко и повышает градус репрессий, повышает градус насилия на улицах, именно понимая, что в такой долгосрочной перспективе он проиграет эту войну на истощение.

— В интервью Лукашенко говорит, в частности, о России – о старшем брате и старшем друге и призывает «не расслабляться» перед угрозой оппозиционных телеграм-каналов: «У вас тоже скоро!» Аркадий, это он уже так Россию пугает, Путина?

Дубнов: Да он не Россию пугает, он пугает истеблишмент, он пугает свой истеблишмент, он пугает своих силовиков. Он пугает выдуманной гражданской войной. Гражданской войны не будет. В Беларуси все кончится достаточно скоро, я думаю, в течение месяца. Завтра 30 дней. Отмечают иногда 30 дней со дня смерти какого-то человека – завтра 30 дней Беларусь отмечает со дня смерти лукашенковского режима.

— Ваш прогноз: закончится за месяц?

Дубнов: Нет, не за месяц. В течение месяца. Я говорю, что завтра отмечают месяц со дня смерти режима. Того режима, который мы имели в виду. Он не может справиться.

— Игорь, ваш прогноз?

Ильяш: Я думаю, что это может затянуться на более длительный срок – до конца года.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние новости