07.05.2021

Приезд военкоров и эвакуация семей: какие признаки эскалации на Донбассе видят в Украине



На фоне появления все новых российских вооружений недалеко от границ с Украиной и переговоров Владимира Путина и Джо Байдена по ситуации на Донбассе украинские наблюдатели отмечают все новые признаки возможного обострения.

Так, Георгий Тука, экс-заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий, рассказал, будто бы некоторые семьи начинают уезжать в Россию с неподконтрольных Киеву частей Донецкой и Луганской областей. А украинский журналист Денис Казанский, член украинской делегации в трехсторонней контактной группе по Донбассу, рассказал, что в зону конфликта поехали журналисты российских провластных медиа.

О том, что это все может означать, они рассказали в эфире Настоящего Времени:

Георгий Тука: «Наиболее вероятный ход событий – эскалация»

— Вы ранее сообщали, что на неподконтрольных территориях Донбасса некоторые вывозят семьи в Россию в предчувствии большой войны. Подтверждается ли эта информация?

— Да, к сожалению, она подтвердилась буквально на следующий день уже совсем из другого источника. Мне поступила информация о том, что некоторые чиновники оккупационных администраций уже свои семьи вывозят на территорию России.

— То есть это сигнал, что все-таки ожидаются реальные боевые действия?

— Что риск есть. Пока спрогнозировать, каким образом будут развиваться события, я думаю, никто сейчас не возьмется, потому что существует три наиболее вероятных сценария. По какому пути пойдет развитие событий, увы, предсказать на сегодняшний день просто невозможно.

Это классическое разделение уровня эскалации. Первый вариант – это просто демонстрация силы. То, что сейчас мы фактически наблюдаем, без ее применения. И потом на фоне этой всеобщей обеспокоенности начинать новый раунд переговоров и уже на новом уровне требовать выполнения тех абсолютно известных требований России, которые она выдвигает с 2014 года.

Второй и, с моей точки зрения, к сожалению, наиболее вероятный ход развития событий – это эскалация. Но она будет носить не фронтальный, а точечный характер. То есть на каких-то определенных направлениях могут возникать очаги обострения конфликта, может быть, даже будут задействованы вооруженные силы в том числе и России, при этом я вполне допускаю, что они не будут пересекать государственную границу, как это было в 2014-2015 году. Будет задействована реактивная система залпового огня, возможно, ракетные комплексы для нанесения ракетно-бомбовых ударов по местам скопления вооруженных сил и узлам коммуникации, управления войсками. И, может быть, даже будут осуществлены попытки захвата каких-либо населенных пунктов. И уже на фоне реальных боевых действий будет опять-таки начат новый раунд переговоров.

И третий сценарий – об этом громко говорят в российских СМИ, но тем не менее я не вижу пока объективных предпосылок для его реализации – полномасштабное вторжение на территорию Украины для того, чтобы обеспечить сухопутный коридор между так называемой ДНР и аннексированным Крымом. Глобальная цель этого проекта – это получить контроль над Северо-Крымским каналом для того, чтобы обеспечить подачу воды из Днепра на территорию аннексированного Крыма.

— Вы говорите, что наиболее вероятен второй сценарий – точечные боевые действия. Кому это может быть выгодно и почему?

— Без сомнения, это выгодно исключительно Российской Федерации, потому что на фоне, подчеркиваю, такой, извините за тавтологию, глубокой обеспокоенности западных партнеров во время проведения переговоров будут выдвинуты эти требования. Я вполне допускаю, что наиболее вероятны два пункта – это в обязательном порядке возобновление подачи пресной воды на территорию Крыма и так называемые прямые переговоры между Киевом, Донецком и Луганском, на чем Москва настаивает с начала вооруженного конфликта 2014 года.

— Что можно говорить об украинской армии? Если боевые действия будут неизбежны, смогут ли украинские военные сдерживать российскую военную агрессию?

— Тут надо говорить объективно и честно. Дело в том, что если будет применена такая мощь Вооруженных сил России, как авиация и войска ракетного назначения или дальнобойная артиллерия системы залпового огня, то у меня возникает большое сомнение.

Во-первых, это не является какой-то супервоенной тайной, что система противовоздушной обороны Украины находится в плачевном состоянии. Кроме того, у меня есть очень большие сомнения в том, что высшее военно-политическое руководство моей страны способно дать приказ нанести ответный удар по скоплению войск, которые находятся на территории непосредственно Российской Федерации.

Точно то же самое, что происходило в 2014 году, когда, напомню, с территории Ростовской области, с территории населенного пункта Гуково производились обстрелы «Градами» и «Ураганами» скоплений 72-й бригады Вооруженных сил Украины из Белой Церкви под населенным пунктом Зеленополье. И также имеется масса кадров в ютубе, которые снимали сами жители этого населенного пункта Гуково и давали комментарии, как, мол, с нашей территории летят ракеты в сторону Украины. Но на тот момент не хватило ни политического, ни военного решения для того, чтобы подавить этот огонь, потому что боялись полномасштабной эскалации войны.

Будет ли сейчас принято такое решение, у меня, к сожалению, есть большие сомнения. Поэтому единственное, на что будет способна нынешняя власть моего государства, – это скотчем примотать телефонную трубку к уху и начать обзванивать всех возможных лидеров всех возможных государств, привлекая внимание к таким действиям со стороны России.

Денис Казанский: «Идет нагнетание ситуации»

— Вы ранее писали, что совсем недавно на Донбасс потянулись те, кто считает себя российскими военкорами, – Стешин, Пегов, Котенок. О чем это может говорить?

— Когда такие люди появляются, они обычно знаменуют своим появлением некое обострение. Так бывает, что их появление в зоне боевых действий совпадает с какими-то загадочными хаотичными обстрелами территорий, которые потом сваливают на каких-то украинских диверсантов, на украинские ДРГ, которые почему-то всегда остаются неуловимыми. Мы имеем огромное количество примеров, они в основном относятся к 2014 и 2015 году, но и в последние годы тоже они периодически возникают, когда непонятно откуда прилетают снаряды, в основном это мины, дальность полета которых невелика, то есть долететь с линии фронта они зачастую не могут туда, куда они падают, но при этом каждый раз в этих загадочных обстрелах обвиняют якобы украинских диверсантов, которые пробираются в тыл, стреляют по мирному населению и спокойно уходят. И ни разу таких диверсантов не поймали.

Последний такой случай – как раз накануне прибытия всех этих военных корреспондентов из России – это был взрыв в глубоком тылу в Енакиево – под Енакиево есть поселок Александровское, и там в результате взрыва погиб ребенок. И понятно, что это не мог быть обстрел с подконтрольной Украине территории, потому что туда бы просто не долетели снаряды тех орудий, которые сейчас находятся на линии фронта, которые разрешены Минскими соглашениями, поэтому боевики выдумали какую-то безумную версию про украинский беспилотник, который якобы залетел в глубокий тыл на 15 километров, сбросил некий боеприпас в случайный огород, просто для того чтобы убить каких-то мирных людей, которые не представляли никакой угрозы, и улетел, вместо того чтобы бомбить командные пункты, военные базы, технику и так далее, беспилотник залетал в тыл ДНР, чтобы разбомбить огород. И эту версию они на полном серьезе тиражируют, ее подхватили российские СМИ, к сожалению, федеральные государственные СМИ распространяют это откровенное безумие о том, что якобы украинская власть дает команду беспилотникам лететь в тыл и убивать людей. И понятно, что этот ребенок подорвался просто, очевидно, на каком-то боеприпасе, который хранили взрослые во дворе, либо, возможно, закинул кто-то из односельчан. Понятное дело, что это не имеет никакого отношения к событиям на фронте, это какой-то инцидент в глубоком тылу – не военный инцидент.

Мы видим, что такие инциденты используют в качестве пропаганды. И появление этих военных корреспондентов для меня тоже такой тревожный знак, потому что они как раз мастера по выдумке таких историй. Мы видим, что тот же Семен Пегов в своих телеграм-каналах уже пишет: «Наемники из Сирии отправляются на Донбасс воевать». То есть очевидную чепуху, в которую сами же сторонники ДНР не верят.

— Учитывая информацию о скоплении российских войск на украинской границе, как бы вы в целом сейчас прокомментировали ситуацию на неподконтрольной части Донбасса: люди в панике, людей готовят к большой войне? Вы наблюдаете за информацией из соцсетей?

— Конечно, идет нагнетание ситуации. Я не могу сказать, что люди в какой-то панике, но тревожное, безусловно, состояние, тревожная ситуация есть, потому что, конечно, людям внушают, что вот-вот начнется война, причем это не началось даже сейчас – с накоплением российских войск. Это началось гораздо раньше. И даже назначали точную дату украинского наступления. Там не говорят о том, что они пойдут в наступление, они говорят, что исключительно Украина собирается пойти в наступление на Донбасс, и они назначали первый раз дату наступления на 15 марта. Вот вы можете даже в гугле посмотреть – их сайты публиковали даже конкретную дату. Естественно, все понимали, что это полная чепуха, конечно же, никакого наступления на 15 марта не состоялось, и они перенесли как ни в чем не бывало это уже на начало мая.

Мне это напоминает историю про сектантов из 90-х, которые каждый год назначали конец света. Конец света не происходил, и его как ни в чем не бывало переносили на следующий год, и люди верили. То есть они продолжали верить, что не в этом году, так в следующем точно случится. И вот эта бесконечная история про то, что Украина вот-вот нападет и пойдет в наступление, эта история тоже годами уже муссируется. Это как мальчик, который все время кричит: «Волки, волки!» Они все время кричат, что Украина пойдет наступать, и нагнетают такое напряжение.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *