24.10.2020

Отпечаток на тех, кто идет за тобой // Что показали в Милане Dolce & Gabbana и Dsquared2



Второй день Миланской недели моды прошел в попытках дизайнеров выбрать наиболее подходящую к нынешней ситуации палитру — одни бренды решили полностью вернуться к классике, а другие, наоборот, сделали выбор в пользу пестроты, чтобы отвлечься от разговоров о будущем.

Dolce & Gabbana

Сладкие ярко-желтые лимоны, красочная майолика, пышные кусты роз, оранжевые фиги, торчащие из плоских кактусов, дымящаяся Этна и заварные пирожные Цепполе с густым кремом — такое лоскутное одеяло из сицилийских традиций представили D&G. Доменико Дольче и Стефано Габбана известны своей любовью к южному острову, и не стали изменять знакомой теме даже после карантина. Пока остальные бренды гадают о том, каким будет будущее, дизайнеры сосредоточились на итальянском и вечном.

Название новой коллекции D&G — Сицилийский пэчворк — будто одеяло, бережно изготовленное руками добродушной нонны. Дольче и Габбана активно стараются наладить контакт со своими молодыми покупателями, и потому выбрали для своей одежды сентиментальную метафору. «Мы хотели показать новому поколению, что это отдельный вид искусства: отбирать винтажные ткани разных эпох, покупать новые, сочетать их, составляя свой уникальный узор. Это возможность объединять разные культуры и традиции, получая что-то иное в результате», — объясняют дизайнеры.

На ткани дуэт действительно не поскупился: гороховые и полосатые принты были перемешаны с рисунками роз, а леопард — с клеткой и средневековыми цветочными орнаментами. Приталенные костюмы из жаккарда чередовались с кружевными мини-платьями из контрастных лоскутов, расположенных по диагонали. Казалось, что для D&G нет материала, который бы нельзя было использовать в пэчворк — дизайнеры умудрились сшить вместе разные куски шифона и шелка, и даже переплести джинсовые ленты с атласными.

Изредка этот парад красок разбавлялся белыми хлопковыми рубашками и черными кроп-топами. Однотонные коктейльные платья с корсетным верхом особенно выделялись на этом фоне. Несмотря на идеальную технику, в которой были выполнены пестрые пальто, юбки-солнце, блузы и даже велосипедки, за обилием принтов становилось все сложнее увидеть саму одежду. И если ранее 98 образов для показа D&G воспринимались как необходимость дизайнеров донести сразу несколько мыслей, то сейчас в свете повсеместных разговоров о снижении производства, такое количество «лоскутных» луков вызывало легкое недоумение.

К этому можно было бы отнестись со скепсисом, но надо отдать должное Дольче и Габбана за верность себе, когда все вокруг настаивают на обратном. Дизайнеры не стали комментировать коллекцию после показа, потому что тут и так все понятно: сицилийские краски не знают времени, и для них недостаточно лишь 20 образов.

A-Cold-Wall

Сэмюэл Росс известен своим умением глубоко погружаться в современный контекст и тонко чувствовать будущее. В этот раз дизайнер снял мини-фильм, который отразил все то, что происходило с миром, политикой и правами человека за последние несколько месяцев.

Ролик My Brother’s Keeper дополнен стихотворением Уилсона Ориеме, разделенном на 3 акта, как и само видео. Каждая из частей отражает состояние человечества в этом году. Первый акт, в котором герои обитают в темноте, переплетаясь между собой, то слепые, то со светящимися глазами, является метафорой изоляции и отчужденности, которую мы все пережили во время локдауна. Вторая часть — самая насыщенная и при этом неживая, где люди беспорядочно перемещаются, выйдя на свет. Те, кто идут вперед — не ограничены в движении, те, кто делает шаги назад — не двигаются с места. Это сравнение с выходом из заточения. Финальный акт возвращает нас в пространство с приглушенным светом, где время замедляется. В движениях появляется больше свободы и внимательности к себе — Росс намекает на нашу возможность к перерождению.

Объединяя мрак со светом, дизайнер одновременно следуют своему желанию объединить уличную моду с тейлорингом. «Мне однозначно стоило поменять свое направление, — комментирует он, — реальность такова, что нам еще долго предстоит оставаться в своем личном пространстве, но при этом стремиться к высокому уровню профессионализма». Таким образом, Сэмюэл Росс создал идеальные образы и для рабочих видео-звонков из дома, и для нового офисного дресс-кода. Приталенные лаконичные костюмы чередуются с в стиле athleisure комплектами. Серые меланжевые джинсы больше напоминают джоггеры по текстуре ткани, а стеганые жилеты — нечто среднее между портупеей и бронежилетом. В новой коллекции есть и уже знаковые tie-dye джинсовки, и военные куртки из желтого габардина — в этот раз в более приглушенной палитре.

Многие эксперты намеренно искали отсылки к движению Black Lives Matter у Росса, и не зря: он — единственный уже состоявшийся темнокожий дизайнер в сетке показов. Название его ролика перекликается со стихотворением Ориеме, которое говорит не только об изменившемся мире, но и о том, как можно вести за собой сообщество. «Увеличивая наш общий свет, следи за своими мыслями, так как ты оставляешь отпечаток на тех, кто идет за тобой».

Dsquared2

Новую коллекцию братьев Кейтен уже успели сравнить и с бунтарскими 80-ми, и с индустриальными 90-ми, и даже с эстетикой dominatrix. В одном эксперты сошлись точно — теперь Dsquared2 транслируют нам твердость и уверенность.

«Дисциплина — не такое уж и плохое слово», — говорит Дин Кейтен. Это качество дизайнеры выбрали не зря — карантин позволил им сфокусироваться на главном, отбросив легкомысленный почерк бренда. «Коллекция получилась очень современной. Мы бы назвали ее «прямо в точку», понимаете? И количество моделей, и силуэты — все попало четко в цель» — резюмируют братья, — «Это основа для любого гардероба. В такой одежде сразу понятно, чего вы хотите и куда вы направляетесь».

Черные приталенные костюмы с прозрачными вставками, обтягивающие юбки-карандаши с высоким разрезом и полупрозрачные блузы с глубоким декольте — вызывающая соблазнительность одежды нейтрализуется сдержанной палитрой. Кожаные боди и кружевные топы периодически сочетаются с объемными брюками карго или oversize-пальто милитаристского толка.

Мужская часть коллекции вышла свободнее — и в стиле, и в плане силуэтов. Здесь легкая «военизированность» сочетается с индустриализмом: вареные джинсы декорированы широкими лентами, расположенными крест-накрест, а серебряный комбинезон из светоотражающей ткани — контрастными молниями. Модели напоминают об униформе парашютистов и пожарных — людей, у которых не занимать решительности. Даже накрахмаленные сорочки и двубортные пиджаки выглядят по-хулигански за счет ярких полос на левой фронтальной части.

Несмотря на редкий принт зебры, оранжевые акценты и кружевные вставки на мужских майках, коллекция больше расставляет строгие рамки, чем рушит их. По мнению дизайнеров, именно рамки могут пойти нам на пользу — поэтому братья Кейтен так настойчиво предлагают покупателям коктейльные платья в эпоху пижам и джоггеров. «Ноль шансов!» — возмущается Дин в ответ на предложение повременить с вечерней одеждой, — «Людям хочется выглядеть хорошо, и надо предоставить им эту возможность. Давайте наконец вернемся на улицы города и покажем себя».

Виктория Кокарева



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *