27.10.2020

Насколько Кремль настроен на ужесточение конфронтации с Западом?

Опубликовано 23:01. МСК



Политика Москвы заводит отношения России с западным миром в глухой тупик, к такому выводу склоняются опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты в связи с последними заявлениями и шагами российских властей.

Напомним, МИД РФ на днях сообщил о выходе России из трехсторонних консультаций с Нидерландами и Австралией в рамках расследования обстоятельств катастрофы малайзийского «Боинга», сбитого в небе над украинским Донбассом в июле 2014 года. Тогда в результате пуска ракеты «Бук» с территории, контролируемой пророссийскими сепаратистами, погибли все 298 человек, находившихся на борту лайнера.

После демарша Москвы российский посол Александр Шульгин был вызван в МИД Нидерландов. Гаага выразила крайнее сожаление об одностороннем решении России и подчеркнула свою готовность продолжить переговоры.

По версии нидерландских СМИ, демонстративный шаг Кремля вызван введенными за использование химоружия при покушении на оппозиционера Алексея Навального персональными санкциями Евросоюза в отношении высших российских чиновников, начиная с главы ФСБ.

Этому предшествовало заявление министра иностранных дел РФ Сергея Лавров, допустившего, что российские власти прекратят диалог с лидерами Евросоюза в контексте последних решений, принятых Брюсселем.

Андрей Колесников: «В Кремле хотят развязать себе руки»

Руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников думает, что выход России из трехсторонних консультаций можно рассматривать как элемент ответа на санкции по поводу отравления Навального и в отношении Беларуси. По его мнению, Беларусь – важная составляющая внешней и внутренней политики Кремля. Он полагает, что Москва очень болезненно воспринимает обе истории.

«Это свидетельствует о готовности действительно рвать отношения с Западом, – добавил эксперт в интервью Русской службе «Голоса Америки». – (Сергей) Лавров же сказал на днях, что Россия может прекратить диалог с лидерами Евросоюза. Казалось, это была чистой воды риторика, не имеющая каких-то конкретных очертаний. Но вот продолжение последовало, и весьма конкретное. Это часть показного процесса изображения (Москвой) оскорбления невинности. Раз с нами не сотрудничают по делу Навального, мы не будем сотрудничать, например, по делу Боинга».

Это крайне неконструктивная позиция, заводящая и без того сложную ситуацию в совсем уж глухой тупик, считает Андрей Колесников. Причем, на его взгляд, Москва идет по такому пути вполне осознанно.

«Это говорит о том, что в Кремле хотят развязать себе руки, – утверждает он. – Изолированная Россия, разумеется, гораздо опаснее, чем Россия, с которой еще можно вести какой-то диалог. С другой стороны, как вести диалог с Москвой, если ее позиция сводится к отрицанию совершенно очевидных фактов и огульному обвинению Запада в русофобии? Так что ситуация становится практически безвыходной».

Налицо признаки сознательного выхода на жесткую конфронтацию с Западом со стороны России, и это ни к чему хорошему ни для кого не приведет, резюмировал руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги.

Дмитрий Травин: «Нет большой разницы, общаются ли стороны в каком-то формате или не общаются вообще»

В свою очередь руководителю Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрию Травину кажется, что сворачивание диалога не нанесет большого урона отношениям Москвы с западным странам. По его оценке, они и так плохие начиная с 2014 года, и здесь трудно что-то качественно изменить.

«Поэтому в нынешней ситуации нет большой разницы, общаются ли стороны в каком-то формате или не общаются вообще, – уточнил он в комментарии Русской службе «Голоса Америки». – При этом ясно, что на данном этапе полностью отношения не будут обрублены. Если Трамп, Макрон или Меркель захотят поговорить с Путиным, они всегда могут позвонить ему».

Так что это больше похоже на ритуальный ход, который не способен ничего изменить, констатировал Дмитрий Травин. К тому же, как ему представляется, заявление Лаврова пока не означает, что в Кремле готовы немедленно перейти от слов к делу.

«Но важнее другое, – продолжил он. – В принципе все, что может создавать впечатление о предвзятом и негативном отношении Запада к России, кремлевская пропаганда старается использовать для укрепления режима. Поэтому все официальные лица, а вслед за ними и остальные «бойцы идеологического фронта» будут постоянно подчеркивать, что Запад нас не любит, отсюда все и идет. Несмотря на примитивизм подхода это приносит свои плоды применительно к определенным слоям населения».

Словом, наверное, хорошо, что против важных путинских чиновников вводят персональные санкции, но это частный вопрос, который не влияет кардинально на устойчивость режима, заключил руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *