01.03.2021

Ковид в Армении пошел на спад — не потому, что власти с ним справились, а потому, что не справились




В 2019 году в Армении от всех причин умерли 26 186 человек. В 2020-м — уже 35 371, на 35,0% больше. Разница между смертностью в двух близких годах никогда не дает таких резких скачков без серьезных потрясений. Ее называют «избыточной смертностью», и для Армении в прошлом году она достигла 9185 человек. Огромная цифра — и она нуждается в объяснении.

Первое напрашивающееся — ожесточенная война. Да, такая в республике действительно случилась, но от нее, по официальным данным на конец 2020 года, погиб 2291 гражданин. То есть еще 6894 избыточные смерти объясняются чем-то иным. Но чем?

На первый взгляд, это не может быть коронавирус. Официальная статистика утверждает, что от Covid-19 в Армении скончались 3405 человек — меньше половины из 6894 избыточных смертей. Что обеспечило остальные?

Как можно видеть из таблицы ниже, в 2020 году избыточных смертей от болезней кровеносной системы было 2987 (17 056 умерших от них в 2020 году минус 14 069 в 2019-м). Рывок сразу на 21,2%. Для болезни органов дыхания избыточная смертность в 2020-м составила 841 человек (3010 минус 2169). Рывок за год — на 38,8%. В сумме рост смертности от болезней кровеносной системы и органов дыхания — 3828 человек. Если сложить их с официальной ковидной смертностью, получается 7233 человека — даже больше, чем 6894.

Официальная статистика смертности в Армении / ©armstat.am

Важно понимать: беспричинного роста смертности от инфарктов и инсультов на 21,2% не бывает. Беспричинного роста смертности от болезней дыхательной системы на 38,8% не бывает тем более. В статистике Армении за XXI век в прошлые годы подобных рывков не наблюдается.

Причины такого роста хорошо понятны на примере многих других стран. В коронавирусном 2020 году везде — от США до России — статистика показывает рост смертности от заболеваний сердца и сосудов, а равно и органов дыхания. Причина в том, что коронавирус, на самом деле, убивает не только пневмонией, как предпочитают полагать статистические власти Армении, России и ряда других стран. Значительная часть его жертв умирает от инфарктов или инсульта — даже если они болели бессимптомно. С точки зрения окружающих это может выглядеть как внезапный инфаркт или инсульт у человека, который никогда не имел проблем с сердцем и сосудами.

Как именно это происходит? В отличие от большинства случаев заболевания обычными ОРВИ, коронавирусы разносятся с кровью по всему телу, а не остаются в органах дыхания. Вторгаясь в клетку, они начинают заставлять ее воспроизводить копии себя, после чего клетка в большинстве случаев погибает. Смерть клеток сопровождается разложением их остатков в организме.

В результате эти фрагменты попадают в кровоток — вкупе с белками самого вируса. Все это вызывает очень сильный воспалительный процесс в самых разных тканях. При этом у человека в крови растет уровень тромбоцитов, она становится более склонной к свертыванию и более вязкой. Сердцу сложнее ее перекачивать, а в сосудах повышается риск образования тромбов — и возникновения инсульта.

Но это, увы, не единственный механизм. Дело в том, что коронавирус может еще напрямую инфицировать клетки сердца — вызывая тем самым воспаление непосредственно в сердечных тканях. В этом случае он может привести к инфаркту не через изменение параметров крови, а непосредственно.

Последствия коронавирусного воздействия на сердце делятся на острые и хронические. Вторые способны негативно влиять на здоровье сердца даже через месяцы после болезни. Возможно, что и годы — мы пока еще не имеем достаточного времени наблюдений / ©Heart Rhythm

Все эти факторы не будут видны врачу при диагностике или вскрытии в случае гибели пациента. Любое вскрытие покажет лишь типичную картину инфаркта или инсульта. И даже если у человека будет положительный ПЦР-тест, врач не укажет Covid-19 как причину смерти, так как четко отделить «инфаркт от Covid-19» от «просто инфаркта» крайне сложно.

Например, недавнее исследование американских ученых показало, что 75% перенесших Covid-19 в тяжелой форме на МРТ-снимках показали воспаление тканей сердца, но никаких внешних симптомов от этого воспаления у них не было. Что важно, воспаление не дает свои печальные плоды мгновенно: часто оно может привести к инфаркту уже тогда, когда сам Covid-19 закончился. Опять же, если такой человек погибнет, то на вскрытии будет виден обычный инфаркт, а ПЦР-тест у давно отболевшего окажется, естественно, отрицательным.

Избыточная смертность от болезней органов дыхания в большинстве случаев — пневмония. У ряда пациентов на поздних стадиях поражения коронавирусом самого возбудителя заболевания в верхних дыхательных путях уже нет, поэтому ПЦР его обнаружить не может. В этом случае умерший от пневмонии тоже будет диагностирован как «нековидный», хотя по факту умрет именно от Covid-19.

Вывод: коронавирус чем-то похож на изощренных убийц из детективных романов Агаты Кристи. Так же, как и они, он часто убивает, «спихивая» вину на другие заболевания. Вы можете умереть от инфаркта при бессимптомном Covid-19 или через месяц-два после выздоровления — просто потому, что воспалительные процессы в сердце не всегда протекают быстро.

Такие проблемы с диагностикой характерны не только для Армении. В России занижение смертности от коронавируса по сходным причинам многократно. Разрыв между избыточной смертностью, по данным Росстата, и ковидной смертностью, по данным Оперштаба, более чем трехкратный — то есть намного больше, чем в Армении. Это даже неплохо для населения последней: получается, местная медицинская статистика ближе к реальности.

Но есть и печальные новости. В России за 2020 год смертность превысила 2019 год всего на 17,9% — и при этом она является одной из наиболее пострадавшей от пандемии стран мира. А вот в Армении смертность 2020 года на 35% выше, чем в 2019 году — и даже без учета 2291 человека, погибшего на войне (на конец 2020 г.), рост составил 26,3%. Это означает, что Армения пострадала от эпидемии чрезвычайно сильно — возможно, больше всех в Евразии, если не в мире.

Почему так произошло? Наиболее очевидная проблема — не очень удачные действия местных здравоохранительных властей. Они не смогли вовремя объяснить обществу серьезность проблемы эпидемии. В итоге население по сути так и не внедрило достаточно строгих мер по социальному дистанцированию, что и привело к резкому рост смертности.

Возможно, именно с этим частично связан и недавний уход в отставку министра здравоохранения Армении Арсена Торосяна.

Эпидемия остановлена, но только временно

Итак, реальная коронавирусная смертность за 2020 год в Армении — около семи тысяч человек. Это втрое больше ее жертв от войны в Нагорном Карабахе по данным на конец 2020 года. Хотя, разумеется, нельзя не отметить, что среди погибших в войне средний возраст заметно ниже. Тем не менее, приходится констатировать: предсказанная нами много месяцев назад ковидная катастрофа действительно накрыла эту закавказскую республику.

Но вот завершилась ли эта самая катастрофа? Понятно, что из-за проваленной властями борьбы с эпидемией переболевших должно быть очень много. Известно, что переболевший в первые месяцы после болезни заражается достаточно редко. Следовательно, провал в борьбе с эпидемией создает, со временем, замедление роста числа новых случаев ковида. Достигла ли Армения такого замедления?

[shesht-info-block number=1]

По опыту других стран примерно каждый двухсотый заболевший Covid-19 умирает. Если за 2020 год жертв коронавируса там было семь тысяч, значит, переболели 1,4 миллиона человек. Достаточно ли этого, чтобы остановить дальнейшее распространение заболевания?

В теории стандартные штаммы коронавируса заканчивают активно распространяться тогда, когда иммунитет от них образуется у 60% населения. Каков реальный размер актуально проживающего в Армении населения — достоверно определить сложно.

По оценкам госорганов, речь может идти о трех миллионах человек, однако известно, что на практике многие числящиеся жители проживают за рубежом. Если фактически в Армении всего 2,5 миллиона населения, то 60% из него — это 1,5 миллиона человек. Тогда выходит, что до формирования коллективного иммунитета остается всего 100 тысяч . Это может объяснять, почему в феврале 2021 года число вновь выявленных заболевших в Армении пошло на спад.

К сожалению, радоваться несколько рано. По миру распространяется британский штамм коронавируса. Его отличие от стандартного — в более высокой заразности. Условно говоря, если обычный заболевший Covid-19 успевает заразить двух человек до того, как выздоровеет или умрет, то пациент с британским штаммом успеет заразить троих.

Следовательно, коллективный иммунитет к нему выработается при доле переболевших среди населения уже не в 60%, а в 70-80%. То есть в случае распространения «британца» в Армении эпидемия может получить еще один толчок, а британский вариант может оказаться там в любой момент времени. Ведь настоящего карантина всех приезжающих в Армении де-факто нет (как, впрочем, и в России, и в подавляющем большинстве постсоветских стран).

Официальная статистика заболеваний коронавирусом не учитывает основную массу заболевших. Как, впрочем, и в других странах мира. Все дело в том, что у бессимптомных заразившихся выяяить болезнь бывает довольно сложно / ©Google

Если вы подумали, что это неважная перспектива, то вот еще одна, более неприятная. Штамм коронавируса из ЮАР показал очень слабую связываемость антителами перенесших базовый штамм коронавируса. Пока это только лабораторные данные. И не совсем понятно, значит ли это, что переболевшие «старым» Covid-19 не имеют иммунитета к «новому». Но возможность, определенно, не может быть исключена.

В таком случае после попадания южноафриканского штамма на территорию Армении страна получит фактически нулевой иммунитет — и вся ситуация вернется на год назад, к началу эпидемии. Если власти не начнут массовую вакцинацию населения.

Особенность иммунитета после вакцинации, например, двухкомпонентным «Спутником-V» в том, что в среднем после нее уровень антител выше, чем у переболевшего. Причина — два укола формируют иммунный ответ дольше, чем протекает обычная болезнь в случае заражения коронавирусом, а в итоге и сам иммунитет получается «прочнее». Вероятно, он и более устойчивый. Разработчики вакцины считают, что препарат защитит и от британского, и от южноафриканского штаммов коронавируса. Судя по всему, это так: во всяком случае, тяжелой формы болезни привитые «Спутником» должны избежать.



Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *