Конфликт через Ла-Манш


Авторы статьи в британском издании напоминают, что когда Борис Джонсон стал в июле 2019 года премьер-министром, то часто называл страны ЕС «нашими друзьями и партнерами», а многие из его сторонников считали, что после завершения Брексита между двумя сторонами возможны более конструктивные отношения сотрудничества. Даже те, кто критиковал декабрьскую торговую сделку Джонсона за ее непрочность, надеялись, что более тесное взаимодействие по самым разным вопросам — от окружающей среды до внешней политики — позволит Великобритании и ЕС развить сотрудничество. Но, как считают теперь в Лондоне, спустя три месяца отношения кажутся сложнее, чем когда-либо.

Британские эксперты констатируют, что как они и ожидали, год начался болезненно, с серьезных торговых ограничений. И хотя covid-19 и запасы, которые были сделаны в преддверии Брексита, и затрудняют точный анализ, но в январе экспорт товаров в страны ЕС сократился более чем на 40 % по сравнению с декабрем, в то время как со странами, не входящих в зону ЕС, он незначительно вырос. Экспорт рыбы и моллюсков сократился на 83%; продовольственные товары и напитки на 75%, да и экспорт услуг, судя по всему, снизился.

«Экономист» замечает, что ко всему прочему в настоящее время ситуацию омрачают войны за вакцину от covid-19. На протяжении большей части 2020 года Великобритания реагировала на пандемию медленнее, чем ЕС, однако в этом году британцы проявили проворство и начали массовую вакцинацию на фоне плачевного состояния с вакцинацией в ЕС. Более того, многие сторонники Брексита считают это доказательством того, что были правы в своём стремлении покинуть блок.

Издание пишет: перед лицом национализма, проявившегося в ЕС на фоне проблемы вакцинации, правительство Великобритании проявило сдержанность и особо не распространялось об успехах с вакцинацией. А президент Франции Эммануэль Макрон поставил под сомнение эффективность вакцины «АстраЗенека», а «беспочвенные» опасения относительно образования тромбов, как убеждены в Лондоне, заставили многие европейские страны временно приостановить применение этой вакцины. При этом лидеры ЕС пожаловались на невыполнение компанией «АстраЗенека» своих обязательств по поставке вакцины в соответствии с контрактами. Европейская комиссия сейчас берет на себя полномочия по контролю экспорта вакцин, в том числе в Великобританию, хотя 24 марта, пытаясь разрядить конфликт, стороны выступили с совместным заявлением о том, что работают вместе с целью создать «беспроигрышную ситуацию».

«Экономист» замечает, что разногласия относительно вакцин разрешить, вероятно, легче, чем споры вокруг Северной Ирландии. Согласно Североирландскому протоколу, который является частью соглашения по Брекситу, провинция фактически остается частью единого европейского рынка и таможенного союза. А это неизбежно предполагает пограничный и таможенный контроль за грузами, которые перевозятся между провинцией и остальной частью Соединенного Королевства, хотя этот факт Борис Джонсон часто отрицает. Возникшие препятствия затрудняют торговлю между двумя сторонами, в частности, под регулирование подпадает все, что касается продуктов питания, напитков и растений, и ставит под угрозу Соглашение Страстной Пятницы, которое позволило установить мир в Северной Ирландии.

Юнионисты, включая премьер-министра Северной Ирландии Арлин Фостер (Arlene Foster), как пишет «Экономист», буквально ненавидят этот протокол из-за того, что граница в Ирландском море увеличивает разрыв между этими двумя частями Великобритании, и они хотели бы отменить его. Но если протокол будет действовать, то между северной и южной частью потребуется жесткая граница с целью защиты целостности рынка, что вызовет противостояние со стороны республиканцев, которым идея сухопутной границы не нравится также сильно, как юнионистам идея морской границы.

Правительство по-прежнему стремится смягчить тяжёлые последствия протокола. Однако эксперты признают: пока что переговоры в совместном комитете по надзору за ним провалились после того, как Лорд Фрост (Lord Frost), который заменил Майкла Гова (Michael Gove) на посту министра, в одностороннем порядке по некоторым подконтрольным пунктам продлил льготный период. В результате ЕС возбудил против Британии судебный иск за это очевидное нарушение, который последовал за первым иском, предложенным в сентябре прошлого года во внутреннем рыночном законопроекте. Лорд Фрост на это отвечает, что Евросоюз сам рассматривал нарушение договора об экспорте вакцины в январе. Такое высокомерное поведение с обеих сторон демонстрирует, что доверие явно в дефиците.

Как считают в Лондоне, одно из возможных решений североирландской головоломки заключается в том, чтобы Великобритания формально привела свои ветеринарные стандарты и стандарты по безопасности пищевой продукции в соответствие с европейскими, минимизировав тем самым контроль за продуктами, напитками и растениями, пересекающими границу между Великобританией и Северной Ирландией, что будет способствовать британскому экспорту в ЕС. Саймон Хоар (Simon Hoare), председатель комитета Палаты общин Северной Ирландии, представитель партии консерваторов, утверждает, что это решит 80% проблем регулирования, связанных с протоколом. Но британское правительство идет на это неохотно отчасти из-за своего инстинктивного неприятия бюрократии и отчасти из-за того, что в правительстве считают: принятие стандартов ЕС на продукты питания может свести на нет шансы на заключение соглашения о свободной торговле с Америкой. Издание предупреждает: если решение не будет найдено, то торговая сделка с США провалится. Президент Джо Байден и Конгресс ясно дали понять, что любое нарушение протокола по Северной Ирландии убьет его.

Более того, по мнению экспертов, совершенно неизбежным является тот факт, что в результате Брексита возникнут и другие проблемы. Так, Европейский парламент откладывает ратификацию декабрьского торгового соглашения, а Британия отказывается предоставить полный дипломатический статус послу ЕС в Лондоне. При этом большинство британцев хотят наладить отношения со своим крупным соседом. Опрос, недавно проведенный Ipsos mori для форума ЕС — Великобритания, продемонстрировал, что 78% респондентов выступают за близкие отношения с соседом, при этом лишь 41% респондентов их ожидают. Эксперты делают вывод: позиции обеих сторон не дают особого повода для надежды на улучшение отношений.

«Экономист» считает, что сегодняшний хаос с вакцинами усугубил положение в ЕС, но эта ситуация рано или поздно разрешится. А вот одно из главных опасений останется: если Брексит окажется успешным, то это может побудить другие страны последовать примеру Великобритании. Вполне обоснованный страх, но вот нежелание Британии принять во внимание специфические особенности Северной Ирландии выглядит как проявление равнодушия.

Эксперты замечают, что Борис Джонсон считает, что в долгосрочной перспективе ослабление связей с медленно развивающимся континентом и более тесное сотрудничество со странами через Атлантику и Азией обеспечит процветание Британии. И журнал резюмирует: такое дистанцирование позволяет легко переложить всю вину за проблемы, возникшие в связи с Брекситом, на европейскую бюрократию и протекционизм. Поэтому те, кто хочет более тесного сотрудничества по обе стороны пролива, скорее всего, будут разочарованы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.





Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: