24.09.2020

Итальянский алмаз и советские гранильщики: как появилась «копейка»

МСК-


9 сентября 1970 года на Волжском автомобильном заводе в Тольятти начался серийный выпуск автомобилей ВАЗ-2101 — с конвейера сошли первые серийные «копейки». Модель оказалась такой удачной, что в итоге побила все рекорды — ее выпуск на ВАЗе фактически продолжался следующие 42 года.

В преддверии этого исторического дня мы встретились с Александром Воронцовым — ветераном АвтоВАЗа, непосредственным участником тех событий, чтобы узнать: в чем же успех «копейки»?

«Копейку» мы называем народным автомобилем, и это правда так: ее до сих пор часто можно увидеть в кино, на ней совершали автопробеги от Москвы до Владивостока. В чем секрет успеха и долговечности машины?

 — Впервые автомобиль Fiat-124 я увидел в феврале 1965-го на Лейпцигской ярмарке, на которую был командирован с завода «Таджиктекстильмаш». Там же был представлен и наш «Москвич-412». Внешняя разница у них была небольшая, дизайн «Москвича» мне нравился даже больше. Однако по возвращении в Душанбе я из прессы узнал, что Fiat был признан автомобилем года в классе малолитражек. А когда в конце 1966-го я услышал, что Союз закупает у Италии право на производство этой легковушки, то не удивился.

В 1967-м я предпринял попытку поступить на строящийся Волжский автозавод. Но неудачно. В 1969-м, когда я уже получил полное высшее образование, вопрос решился более удачно, и 21 апреля 1970-го я уже приехал в Тольятти, а с 25 апреля был зачислен на родной ВАЗ, которому отдал 29 лет, 25 из которых работал инженером-конструктором. Мой приезд в Тольятти совпал с двумя событиями: 100-летием со дня рождения В.И. Ленина и выпуском с конвейера первых трех легковушек.

В чем причина дальнейшего успеха? Причин немало, но главных — три. Первая — это то, что началось ползучее переформатирование советских людей из статуса созидателей в статус потребителей. От войны, которая принесла неисчислимые тяготы и страдания, прошло всего лишь четверть века, и людям хотелось пожить в достатке и иметь что-либо, подтверждающее этот достаток. И автомобиль было решено превратить из предмета роскоши в предмет повседневного быта. Отсюда такая мощность завода: 660 000 в год — расчетный показатель. Фактически выпускали до 720 тысяч.

Вторая — хорошо поработали наши конструкторы и другие «технари». Fiat-124 был изрядно адаптирован к нашим условиям по части увеличения проходимости и выносливости, повышению ремонтопригодности и упрощению обслуживания. Например, в 1996-м при переезде в новое жилье я практически перевез три квартиры, при этом обошелся двумя рейсами грузовика: остальное — верная лошадка. И в дальних рейсах, отпуск, например, я всегда обходился своими силами при неполадках. То есть, простота и надежность.

Третья — относительная дешевизна. Пресловутое соотношение «цена — качество». Автомобиль стал доступен значительному числу трудящихся. Можно было бы на этот вопрос ответить аналогией: если не шлифовать алмаз, то он так и останется сереньким камешком. А если шлифовать кусок стекла, то из него так и не получится бриллианта. А тут совпало: итальянский алмаз и советские мастера-гранильщики.      

Была ли у Вас в личном пользовании «копейка», помогала ли она получить определенный статус успешного человека?

— На этот вопрос я уже почти ответил. Добавлю немного: у меня было несколько автомобилей разных моделей: 21011, 2106, 21065, 2107, «Ока» и 2111. Но мой общественный статус определялся не наличием и маркой автомобиля. Вор, казнокрад и шулер таковыми и остаются, даже если они ездят на «Мерседесах». Я же начинал работу на ВАЗе инженером-конструктором без категории, а уволился, будучи ведущим инженером — конструктором и четыре года был начальником бюро. Поступил на завод я с одной медалью «За доблестный труд» в ознаменование 100-летия Ленина. А уволился с медалью «Ветеран труда» и почетным знаком «Ветеран ВАЗа». Много лет признавался лучшим лектором-международником завода. Я — один из членов Союза писателей России, которых на ВАЗе до сих пор можно пересчитать по пальцам. Так что судите сами, успешен ли я.

Среди молодежи встречаются те, кто восстанавливает эти машины, продолжает ездить за рулем — это даже стало модой (в Сети можно встретить восстановление «копеек», «волг» и прочих). Как вы относится к такому интересу молодежи?

— Вопрос гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Во-первых, если восстанавливают своими руками, даже с помощью друзей, то это отрадно. Я приветствую это! Если восстанавливают как исторический артефакт, то это прекрасно! Если восстанавливают, как три товарища у Ремарка — то это двояко: чтобы скорее довезти в больницу кого-то — очень хорошо! А если для введения в заблуждение полицию — не очень! Но если восстанавливают как дань моде, то это фанфаронство.

Сможет ли другой завод повторить успех «копейки»?

— Хотелось бы, чтобы ВАЗ смог побить свой же рекорд. А другие пусть догоняют. Хотя и то, и другое трудно: процесс изготовления автомобилей все больше интернационализируется, а точнее, космополитизируется, невзирая на конкуренцию. Спасибо вашему изданию за беседу — вы не даете забывать, что трудовой подвиг первых поколений ВАЗовцев будет жить и в металле «копейки», и в сердцах нынешних и будущих поколений.





Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние новости