Die Welt (Германия): ставка Путина на нефть становится злым роком для России


Коронакризис дал нефтедобывающим странам понять, что произойдет, если человечество начнет снижать потребление нефти. По данным Международного энергетического агентства, в апреле спрос на нее сократился на треть из-за введенного повсеместно «локдауна». Это больно ударило по всем нефтедобывающим странам, но больнее всех — по России, которая сильно зависит от экспорта «черного золота».

Концерн British Petroleum (BP) опубликовал прогноз (World Energy Outlook 2020), который, вполне возможно, вызвал новый приступ ужаса в Кремле. По мнению представителей компании, глобальный спрос на нефть после коронакризиса в полном объеме не восстановится никогда. При самом оптимистичном сценарии он составит около 55 миллионов баррелей в день (и сократится вдвое по сравнению со временами до пандемии), а при пессимистичном сценарии — и вовсе около 30 миллионов (и сократится на две трети).

Но даже при экологически сдержанном сценарии к 2050 году спрос несколько сократится из-за развития возобновляемой энергетики. В отрасли традиционно прислушиваются к прогнозам ВР, не в последнюю очередь потому, что британцы владеют пятой частью акций российского государственного нефтяного гиганта Роснефть.

Еще локдаун из-за коронавируса спровоцировал обвал цен на главный для Европы североморский сорт нефти Brent с 70 до менее 20 долларов за баррель. Россия, будучи вторым по величине добытчиком нефти, с января по июль заработала на 37,7% меньше денег, чем за соответствующий период прошлого года. Правда, экспорт газа сократился еще больше (на 51,4%), но именно на нефтяном рынке, по мнению экспертов, сложилась особенно драматическая ситуация. Ведь нефть для России, по их оценке, вчетверо важнее, чем газ.

Российское руководство сохраняет оптимизм

Сейчас низкие цены для России, имеющей небольшой госдолг и золотовалютные запасы в размере около 600 миллиардов долларов, не столь страшны — при условии, что перспективы восстановления рынка будут положительными. Вот только положительных перспектив нет. Среди причин снижения спроса на нефть (в частности в развивающихся странах) ВР назвала электромобили, постепенно приходящие на смену машинам с двигателем внутреннего сгорания, а также биокеросин, замещающий традиционный авиационный керосин. И, конечно же, развитие возобновляемой энергетики.

Причем цели в этой сфере становятся все более и более амбициозными: в момент публикации доклада ВР еще не было известно, что ЕС примет решение сократить к 2030 году выбросы СО2 не на 40% по сравнению с 1990 годом, а на целых 55%. Это стало дополнительным ударам по таким странам, как Россия, которые чрезмерно зависят от экспорта нефти и газа.

Впрочем, российское руководство открыто не признает наличие проблемы. Оно, правда, воздерживается от излишне оптимистичной оценки ситуации, но в том, что спрос на нефть и газ вернется к своим прежним значениям, русские не сомневаются. По мнению их министерства энергетики, это произойдет буквально в ближайшие два-три года.

Что же касается влияния возобновляемых источников энергии на глобальную ситуацию в отрасли, то оно станет по-настоящему существенным лишь в конце 2020-х — начале 2030-х годов. По крайней мере так считает директор группы корпоративный рейтингов российского Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Василий Танурков.

Зависимость России еще больше выросла

Но экология — лишь один из аспектов, а изменение стиля жизни из-за вспышки коронавируса — другой вопрос. Нельзя исключать, что ускорившаяся в последние месяцы цифровизация человеческой жизни окажется более долгосрочным трендом, чем можно было подумать. И именно поэтому спрос на всевозможные виды топлива может остаться на относительно низком уровне. На это указал, в частности, Игорь Николаев, директор московского Института стратегических анализов. По его словам, сложившаяся ситуация драматична для всех нефтедобывающих стран, а для России — особенно.

«В России зависимость экономики от нефти в последние десять лет не снизилась, как любят утверждать некоторые, а на самом деле только выросла», — сказал эксперт в интервью нашему изданию. Он привел опубликованные в феврале новые данные Росстата: в России произошли изменения в рамках промышленного производства, на которое приходится около 30% от ВВП, что значительно превышает аналогические показатели в западных странах.

Если в 2010 году добыча полезных ископаемых составляла 34,1% от всего промышленного производства, то к 2018 году эта цифра выросла до 38,9%. Впрочем, президент Владимир Путин оценивает ситуацию иначе: он две недели назад заявил, что страна преодолела критическую зависимость от нефти.

Но как же тогда объяснить возникновение в этом году бюджетного дефицита в 5%?— возразил на это Николаев. «Проблема зависимости от нефти никуда не делась». Причем, видимо, не только она: если, к примеру, Саудовская Аравия в рамках своей программы Vision 2030 давно уже работает над диверсификацией экономики, Россия закрывает на свои проблемы глаза. Хотя арабы в нынешней ситуации пострадали еще больше, так как их экономика зависит от нефти еще сильнее, чем российская. Но в России эта проблема не менее вирулентна, констатировал эксперт по российской экономике Свободного университета Берлина Роланд Гётц (Roland Götz).

Проблемы с нефтью даже не обсуждаются

«Диверсификация российской экономики продвигается с большим трудом, а то и вовсе остановилась», — подчеркнул он. Да и сами нефтяные концерны, в отличие от западных коллег, не расширяют бизнес-портфолио, а «стараются выкачать из земли как можно больше, пока еще есть такая возможность».

В действительности проблемы с нефтью даже не стоят на политической повестке дня, говорит российский экономист и инвестор Андрей Мовчан. «Нынешняя кремлевская элита уже старше 60 лет, она состоялась во времена, когда государство могло себе позволить жизнь рантье. Эти люди даже представить себе не могут, как могла бы существовать страна без централизованного управления и без нефти, — подчеркнул он. — А поскольку в ближайшие 20 лет нефть еще будет играть важную роль, они уверены, что на их век ее хватит».

Это, видимо, понимают и Путин с верными «ястребами» вроде Игоря Сечина, главы Роснефти, которого за вечно недовольное выражение лица прозвали «русский Дарт Вейдер». «Путин считает, что огромные сырьевые концерны — это прекрасно, тем более что добыча энергоносителей составляет финансовую основу международных амбиций страны», — пояснил эксперт Гётц.

Однако еще большая проблема, по словам Андрея Мовчана, связана с долгосрочными перспективами. Ведь у России в скором времени иссякнут нынешние месторождения в Западной Сибири, и придется начинать разработку новых, более дорогих — а для этого ей нужны более высокие цены на нефть. Таким образом, возникает вопрос: на что России жить по окончании «нефтяной эры»? В свое время этой проблеме были посвящены десятки соответствующих программ. «Но ни одна из них не сработала, потому что вообще-то вопрос изначально был поставлен неправильно», — убежден Мовчан.

Санкции влекут за собой стремительную реакцию

«Есть ли такая программа у США или, скажем, Швейцарии? Крупной стране с большими финансовыми, человеческими и природными ресурсами, каковой является Россия, достаточно лишь создать условия для того, чтобы люди могли развиваться в частном бизнесе», — продолжает Мовчан. И тогда, по его словам, в страну пришли бы и необходимые инвестиции.

В настоящий момент инвестиционный климат, конечно, неблагоприятный. Поэтому Россия сталкивается еще с одним вызовом — ее стремительно опережает Китай, угрожающий ее позициям на потребительском рынке и способный отобрать у нее рынок бытовой техники и многие другие, считает Гётц. «Китай — большой конкурент. И проблема Китая становится для России все более и более серьезной».

Но некоторые моменты играют России на руку. Речь о тенденции роста в сфере высоких технологий. «У России богатые традиции в технике и естественных науках, — пояснил Гётц. — Этот потенциал нельзя недооценивать». Активное развитие возможно в таких областях, как ракетная и компьютерная техника, искусственный интеллект, машиностроение и военная техника, которую активно поддерживает государство.

В этом ряду можно упомянуть и сельское хозяйство, стремительно развивающееся после введения в 2014 году взаимных санкций между Россией и Западом. Не в последнюю очередь поэтому страна в минувшие годы в отдельных областях не только полностью обеспечивает собственные потребности, но и стала крупным экспортером — в частности, пшеницы.

Кроме того, немало экспертов считают, что свою роль играет и глобальное потепление: благодаря ему регионы, в которых раньше был суровый холодный климат, становятся плодородными. И вера русских в это весьма сильна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.





Источник

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *